Мемориальный музей-заповедник
истории политических репрессий «Пермь-36»
Государственное бюджетное учреждение культуры Пермского края

ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

Версия для слабовидящих


Новости

18.11.2020

Помни каждого: супруги Троицкие

Сегодня мы хотим рассказать о годовщине события, почти не замеченного публикой, но очень важного для истории гражданского общества в нашем крае. Речь идёт о суде над супругами Троицкими – одними из немногих пермяков, ставшими политзаключенными в послевоенный период.

С середины 1960-х годов по всей стране началось свёртывание хрущёвской «оттепели». Одним из симптомов этого процесса стало ужесточение политики по отношению к антисоветски настроенным гражданам (тогда еще не называвшихся «диссидентами»). Среди событий того времени: суды над Иосифом Бродским, Юлием Даниэлем и Андреем Синявским, Александром Гинзбургом, Юрием Галансковым. В материалах всех этих дел фигурировал «самиздат» – нелегально отпечатанные тексты, обычно религиозного или политического характера. Отголоском той же волны репрессий стало дело Рудольфа Веденеева и Олега Воробьева, 50-летию которого посвящена новая выставка музея «Пермь-36», открывающаяся в декабре этого года.

Но еще за пять лет до «пермского дела» в нашем городе были показательно осуждены два человека, которые осмелились поставить под сомнение лозунги официальной пропаганды, обещавшей скорое построение коммунизма. Это были Лидия Петровна (1923–1989) и Зиновий Анатольевич (1932–1990) Троицкие. Она – уроженка с. Лунино Пензенской области. Работала юристом-консультантом в Центральной конторе материально-технического снабжения Главзападуралстроя, была арестована 26 марта 1965 года. Он – родом из Старого Оскола Белгородской области, арестован на следующий день. До ареста Зиновий был старшим преподавателем Пермского государственного университета им. А. М. Горького.
Q-4DTaJPNHk.jpg  42yBlX8PRCA.jpg

В годы учебы в институте Троицкий познакомился с Николаем Егоровым и Александром Петровым, которые также много размышляли о праве и политике СССР, стремясь к социальной справедливости. Позднее к ним присоединился Валентин Яковлев из г. Верещагино Молотовской (Пермской) области. Так сложилось ядро компании, ставшей, по данным следствия, ячейкой зарубежной антисоветской организации – Народно-трудового союза российских солидаристов.
VelGrhsNqx4.jpg quly9x1tWaU.jpg

В 1955 году, с отличием окончив вуз, Зиновий женился на Лидии, которую знал несколько лет. Проработав два года в прокуратуре Владимирской области, он с женой переезжает в Пермь. Секретарь суда, где одно время работала Троицкая, рассказывала: «Оба они начитанные, вежливые, культурные, всегда за книгой, вместе, дружны. Порой по-доброму завидуешь их молодости и счастью».

Как и многие советские интеллигенты, эта семья достигла относительного благосостояния. Но тем яснее им было несоответствие между героическим трудом простых граждан и уровнем их материального довольствия. В одной из листовок Народно-трудового союза, в 1961 году расклеенных в Саратове, говорилось, что в СССР производятся пушки место масла. На следующий год правота этого утверждения подтвердилась в Новочеркасске, где власти были вынуждены применить оружие против взбунтовавшихся рабочих.

Троицкий учился в аспирантуре, в Саратове защитил диссертацию по гражданскому праву, получив степень кандидата юридических наук. Но выход на организованные структуры сопротивления режиму нашла Лидия. Ее серьезное увлечение эсперанто и филателией создали огромную сеть переписки, в том числе с Западной Германией. На конспиративный адрес в Ленинграде из Мюнхена пришло письмо с программной брошюрой НТС и копировальная бумага для тайнописи. Немногочисленная, но устойчивая группа единомышленников активно приступила к изучению материалов, а Зиновий даже написал свой вариант программы. Троицкие с друзьями слушали «Голос Америки», радио «Свобода», радиостанции Канады и Японии. Им было важно уже не просто знать правду, но и донести ее до людей.
Q7fjIWMTIMc.jpg

В 1963 году члены НТС распространяли письма «Долой насилие», «Свобода творчества», «Однопартийная диктатура», «Требуем свободы». Организовывались также открытые (анонимные) письма в ЦК КПСС и в правительство. Об НТС говорили не только в Саратове и Перми, слух дошел и до Москвы. Центральный аппарат КГБ, давно взявший «вольнодумцев» на заметку, весной 1965 года дал санкцию на арест супругов и исключение Зиновия из партии.

По приговору Пермского областного суда от 14 октября 1965 года за антисоветскую агитацию и пропаганду, письменную связь с представителями Народно-трудового союза, хранение программы НТС, ознакомление с ней других лиц, склонение своих единомышленников к распространению этого документа осуждены: Троицкий З.А. — на 6 лет, Троицкая Л. П. — на 3 года, оба с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Троицкий также был лишен права заниматься преподавательской деятельностью сроком на 5 лет. Наказание он отбывал в политлагерях Мордовской АССР. Освобожден 23 марта 1971 года, вернулся в Пермь, но по специальности уже не работал. 
R1ltMEXDJWo.jpg

В годы перестройки НТС в СССР начал действовать легально, а за факт связи с иностранцами перестали преследовать. Однако обоих супругов реабилитировали лишь посмертно, 18 октября 1991 года. Материалы следствия и суда над Троицкими были переданы в Пермский музей жертв политических репрессий.

#помникаждого